Как навсегда уехать из Краснодара в Польшу (через Москву)

Когда-то краснодарка - Лара Иванова рассказала Кублогу, почему решила эмигрировать из страны, как ей сейчас живется в Польше и о чем она жалеет больше всего.

О Ларе Ивановой

41 год. Родилась и выросла в Краснодаре. Окончила КубГУ, философский факультет. В 2005 году уехала из Краснодара в Cанкт-Петербург, затем – в Москву. В 2005 году переехала в Краков (Польша).

2005. Краснодар – Москва

Краснодар – мой город с рождения. До своих 25 лет я жила в нем практически безвыездно. Сначала на улице Ставропольской, потом – на Октябрьской.

Работала в городских печатных изданиях («Искусство потребления», «Мужской клуб») фоторедактором.

В какой-то момент Краснодар для меня стал маленьким, и я решила уехать. Это был 2005 год.

Сначала я поехала в Санкт-Петербург, но прожила там всего полгода. Как-то там не сложилось.

Во-первых, в Питере я не нашла работу. И во-вторых, вот эта серость, темнота… Я приехала туда в середине сентября. В Краснодаре было еще +35, а в Петербурге +3, дождь. И солнца не было вообще. Не мой оказался город.

Мне предложили работу в Москве, и я переехала туда. Там я прожила почти 15 лет.

Друзья в Москве появились, когда я еще жила в Краснодаре, – тогда уже был интернет. Так что не было проблемы, с кем общаться и проводить свободное время.

В Москве я тоже работала фоторедактором: в разных журналах и на телевидении – «М24» и «Первый канал». Последним моим местом работы был журнал Psychologies.

2018. Москва – Краков

Решение уехать из России я приняла очень давно. Но осуществилось это только в 2018 году.

Почему? Во-первых, муж (сейчас уже бывший) – украинец. А во-вторых, вся политическая и социальная составляющая того, что сейчас происходит в России, – это совсем не для меня.

Близкие друзья меня в моем решении поддержали. От родителей я поддержки не ждала. Особо ее и не получила.

Честно говоря, уезжая из Москвы, плакала. Говорят, это такой вид ностальгии. Еще не поменял что-то в жизни, но уже грустишь по тому, где тебе было плохо.

Сейчас уже нет такой грусти. Помогает интернет: продолжаешь общаться со старыми друзьями через скайп, пить с ними при этом вино и так далее.

С теплотой вспоминаю друзей, саму Москву, ранние весну и осень в городе.

Но вот не скучаю, например, по тому, как под окнами дома, где я жила, в три часа ночи снимали асфальт. Я звонила тогда в полицию, но всем было абсолютно наплевать, потому что таково было распоряжение мэра. Не скучаю по тому, как в Москве уничтожаются памятники архитектуры и культуры.

Подготовка к отъезду

Краков не был городом моей мечты. Я всегда хотела переехать в Прагу – для меня это самый красивый город в мире.

Но с Чехией не сложилось – с визами не получалось. В Москве у меня была своя фирма: я занималась продажей бижутерии, закупала ее у одной тайваньской фирмы, у меня был оффлайн-магазин, был продавец – девочка-студентка. Все официально, платила налоги. Правда, дохода мне это не приносило никакого. :slight_smile: Но мы надеялись получить предпринимательские визы в Чехию.

Визы Чехия нам с мужем так и не дала (а потом выяснилось, что она вообще перестала их давать), бизнес в итоге я свой закрыла. Смысла в нем не было.

А в Польше тогда было упрощенное трудоустройство для россиян, то есть приехать можно было по долговременным языковым курсам и получить таким образом ВНЖ на год. Чем мы с моим мужем и воспользовались.

Кроме того, у нас обоих были открыты шенгенские визы, по которым тоже можно было въехать в Польшу без проблем, затем подать на ВНЖ и остаться.

Курсы при частной языковой школе (школ этих множество в Польше) мы оплатили еще в Москве. Они обошлись в три тысячи злотых с чем-то за каждого (около 52 000 рублей по среднегодовому курсу ЦБ в 2018 – ред.)

В Кракове жил двоюродный брат моего мужа, и переехать туда нам показалось оптимальным решением, о чем я сейчас совсем не жалею.

Я бы не хотела жить в Варшаве – это как маленькая Москва, там много людей. Краков более камерный город, как-то теплее, южнее. Мне он больше нравится.

Подготовка к переезду заняла месяц:

  • Билеты мы купили за неделю до выезда.

  • С подготовкой документов никаких сложностей не было. Единственное, апостилирование моего диплома об образовании заняло какое-то время. К тому же его еще надо было восстановить – он был утерян.

  • С работы я уволилась без проблем, никаких сложностей не возникло.

  • Квартиру мы снимали, быстро нашли себе на замену арендаторов, чтобы хозяева не потеряли в деньгах, пока искали новых квартирантов.

  • Было сложно расставаться со многими вещами: пришлось многое раздать или продать. Друзьям, например, я оставила на хранение книги и фотографии на дисках. До сих пор страдаю. Они так и хранятся в их московской квартире на балконе. Сами ребята уже там не живут – перебрались в Тбилиси.

  • С собой мы взяли 130 кг вещей и две гитары. Доставку мы организовывали через Cargo в Шереметьево. Я переживала, как все пройдет, но доставка была достаточно безболезненной, и наши вещи прилетели в Краков даже раньше нас. Потом вещи нужно было растаможить, это обошлось нам в 500 евро (около 37 000 рублей по курсу ЦБ в 2018 году – ред.).

Обустройство

Первостепенной задачей было найти постоянное жилье, легализироваться и найти работу.

Еще в Москве мы сняли в Кракове однокомнатную квартиру на девять дней через airbnb. За сколько – уже не помню. Потом, конечно, судорожно искали себе новое жилье.

Двоюродный брат мужа дал нам телефон риелтора – мы решили, что без знания языка лучше заплатить за услугу, чтобы потом не иметь проблем. Аренда однокомнатной квартиры стоила 1 200 злотых в месяц, риэлтору заплатили 1000 злотых.

У нас была финансовая подушка на первые полгода – около 10 000 долларов. Деньги были отложены на аренду жилья, покупку сим-карт, продуктов. Потратились еще на IKEA: кровать, матрас, посуда и что-то еще по мелочи для съемной квартиры. Одежду и обувь привезли с собой.

Я рассчитывала найти работу максимум за полгода, но получилось так, что мы оба не работали почти год. Но отложенных денег нам хватило.

Это было хорошее время: мы учили польский (занятия шли пять раз в неделю по пять часов), очень много гуляли, познакомились с земляками – из поселка Яблоновского.

Конечно, напрягало, что нет работы. Сидела мысль в голове: «Черт, черт, надо экономить!».

Но как работа появилась, так и нервная система подрасслабилась, мозг успокоился, и вообще стало хорошо.

Когда нашли работу, стало не до курсов, и мы их забросили. Но на работе я уже общалась с поляками, так что языковая практика у меня была в любом случае.

Я устроилась работать поваром в суши-ресторане. Почему-то при переезде видела себя в гастрономии. Да и вариантов других особо не было. Вы же понимаете, какой уровень языка был у нас поначалу. Муж тоже стал работать поваром и тоже в азиатской кухне.

Да и вообще с моим философским образованием мало кто где нужен.

Что касается моего прежнего опыта работы в России… Представьте, сколько здесь замечательных молодых и талантливых людей, у которых польский – родной язык.

Дополнительно я новой профессии не обучалась. Просто пришла и начала работать. Я и сейчас все так же работаю поваром. Мне моя работа нравится. Нравится готовить, нравится японская кухня, я довольна.

Сколько зарабатываю – не скажу. Мне в целом хватает, но можно было бы и больше.

Что было трудно поначалу

Когда мы с мужем приняли решение расстаться, оказалось, что в Польше бракоразводная процедура очень долгая и дорогая. Поскольку мы иностранцы, то разводиться надо было через суд. В итоге развод я оформляла через Москву.

Долго привыкала к тому, что никакие магазины во всей Польше не работают по воскресеньям, за исключением только кануна католических праздников.

В обычное время по воскресеньям работают только маленькие магазинчики Zabka – это торговая сеть, где можно купить алкоголь, сигареты, какую-то закуску и что-то незначительное.

Аренда жилья и расходы на жизнь

Новое жилье я искала только один раз – после развода. Собственно, нашла в том же доме, пятью этажами ниже - на сайте бесплатных объявлений olx.pl – что-то вроде нашего «Авито», только лучше.

Аренда однокомнатной квартиры с коммуналкой и интернетом – 1 800 злотых (23 200 рублей). Хозяин квартиры присылает мне сразу все счета.

Почти в каждом доме висят объявления с контактами электрика, водопроводчика, так что найти их проблемы нет, если они срочно понадобятся.

Поход в продуктовый магазин один раз в неделю – 100 злотых (1 300 рублей).

Я весь день на работе, дома ем мало и редко, только когда у меня выходной. Иногда бывает лень готовить, и я заказываю готовую еду. Например, пиццу за 45 злотых (580 рублей). Но столько она стоила до февраля прошлого года. Сейчас все подорожало.

Обувь покупаю себе частенько: могу позволить себе раз в месяц. Одежду – реже.

Уходовыми средствами я практически не пользуюсь, покупаю раз в полгода, трачу на них где-то 230 злотых (3 000 рублей).

Досуг

Очень люблю гулять пешком, обошла весь Краков. Одно из самых любимых мест – озеро Закшувек. Еще мне нравится старый район Казимеж, который был еврейским гетто во время Второй мировой войны. Люблю Подгуже – это уже современный Краков.

Русские в Кракове

Сегодня нас, русских, здесь немножко поприжали. Я понимаю, почему, и понимаю, за что. Убрали упрощенное трудоустройство. Теперь будет не так, как прежде. Поэтому я держусь за свою работу.

Еще русским в Польше сейчас не очень, потому что здесь очень-очень много украинцев. Я встречала объявления на витринах некоторых салонов красоты, что русских они не обслуживают.

Трудно сейчас русским. Я не знаю, как будет дальше и во что это выльется. Поляки уже сами немного подустали от украинцев. Настроения уже такие: «Почему вы приехали в нашу страну и диктуете, как нам жить».

Среди моих знакомых русских нет. Много белорусов, есть украинцы, поляки. Их отношение ко мне лично не изменилось в 2022 году, потому что они меня знают. Но в целом, да, отношение к России стало другим.

Но я ни о чем не жалею. Жалею только, что раньше не уехала. Кстати, об этом говорят все мои знакомые, кто, как и я, эмигрировали из России. И еще языки нужно было лучше учить, особенно английский. Его я сейчас еще и подзабыла благодаря польскому.

В любом случае мне в Польше лучше, чем на родине. Я больше не боюсь полиции.

Но тяжелее всего, что я из-за всех этих событий могу потерять свой легальный статус в стране. Тяжело осознавать, что мне некуда ехать. В Россию я не вернусь. Во всяком случае, это последнее, чего бы я хотела.

Я против всего, что сейчас происходит, и хочу, чтобы это поскорее закончилось.

Вопросы задавала Дарья Бендарская.

Подписывайтесь на телеграм Кублога.