Как создать свой салон, школу, франшизу и быть красавчиком. История парикмахера Алексея Стриги

Алексей Стрига. Фото из личного архива

Приехав в Краснодар вчерашним школьником, Алексей Стрига за 17 лет краснодарской жизни получил «советское» образование, впитал кайфы бурлящих нулевых, создал свою школу парикмахерского мастерства, сейчас сочиняет франшизу .

Об Алексее Стриге

33 года, родился в Керчи (Украина). Переехал в Краснодар в 2006 году.

Парикмахер-модельер, мастер международного класса. Свой первый салон открыл в Краснодаре в 2011 году. В 2012 – школу парикмахерского искусства.

В 2015 году основал бренд STRIGA™, куда сегодня входят школа парикмахерского искусства и салон красоты.

Еще в десятом классе школы я знал, что буду парикмахером

В Краснодар я переехал в 2006 году, мне было 17 лет. Это была ближайшая локация с хорошей школой парикмахерского искусства. А у меня была цель получить качественное образование в сфере парикмахерского искусства.

Фото из личного архива Алексея Стриги

В Краснодаре я учился в ASK Academy Schwarzkopf Professional. Тогда это была одна из лучших школ на юге России. Такие академии, работающие под контролем Schwarzkopf Professional, были и в других городах. Сейчас в Краснодаре ее уже нет.

Фото из личного архива Алексея Стриги

Когда я приехал на собеседование в школу, директор показала мне каталоги с фотографиями преподавателей и мастеров, которые работали в бренде и уже имели вес в этой индустрии.

Дословно не помню, я тогда сказал примерно так:

«Через время я буду с этими людьми на одних страничках».

Директор улыбнулась, но ничего, конечно, не сказала.

Но так все и оказалось.

Молод и востребован

Обучение длилось 8-11 месяцев. Оно было платным. Сколько стоило – уже точно не помню. Но по тем временам было очень недешевым. Спасибо, конечно, родителям за помощь: они оплатили обучение, инструменты, сняли мне квартиру в Краснодаре.

Фото из личного архива Алексея Стриги

Мама у меня предприниматель – у нее были свои два салона, хотя сама она не парикмахер. Папа – моряк дальнего плавания, и на мое обучение в школе заработал именно он. Мама позднее бизнес продала и ушла на пенсию.

Кроме денег требовалась медицинская книжка и еще нужно было пройти какое-то психологическое тестирование.

«Свой путь я начинал с самых низов – как подмастерье: подметал, убирал, мыл головы. За это в школе меня допускали ассистентом на мастер-классы.
Я бесплатно помогал преподавателям и старшим мастерам. А они, в свою очередь, делились со мной знаниями».

За два месяца до выпуска проходила обязательная практика: месяц в салонах, где мы себе присматривали рабочее место.

После окончания академии в 2007 году я работал в трех направлениях: технологом в брендах Matrix и Estel, преподавателем в той же академии и парикмахером в салоне «Эксклюзив» на улице Стасова. В общем, был максимально загружен работой.

Большой папа и советское наследие

К сожалению, сейчас традиции советской школы иссякли окончательно. А когда я учился в школе (а потом преподавал), к нам два раза в год приезжал Николай Иванович Харьковский.

Его называли папой парикмахерского искусства. Талантливейший был человек.

Фото: VK Ученики Николая Ивановича Харьковского

Фото: VK Ученики Николая Ивановича Харьковского

Он создал первый в России учебный центр (академию Dolores), который имел право присуждать парикмахерам разряд.

Мы учились у него и повышали квалификацию. Каждый этап обучения длился 15 дней.

Что я имею в виду под советской школой? Была своя отечественная степень градации. Ты не мог сразу перескочить, скажем, с третьего разряда на пятый.

Фото из личного архива Алексея Стриги

Нужно было поработать в третьем разряде пару лет, потом ты допускался к повышению квалификации до четвертого. Требовалось очень много терпения, усилий и труда. И это было очень круто.

Сейчас на разряды подзабили. Каждый называет себя, как хочет: колорист, стилист, топ-мастер. Сегодня ты набрал себе миллион подписчиков - и ты уже топ-колорист.

И хорош собой

Первые два года родители мне помогали встать на ноги. В 2007 году я уже был весьма состоятельным человеком по тем временам:

  • как мастер я зарабатывал 2-3 тысячи рублей в день.
  • как технолог – около 20-30 тысяч рублей в месяц.
  • как преподаватель – 20 тысяч рублей в месяц.

Аренда однокомнатной квартиры тогда стоила 12-15 тысяч рублей максимум.

Я был молодой, деньги разлетались. Хорошо ел (покупал готовую еду в «Табрисе»), хорошо одевался, много ездил отдыхать (ОАЭ, Испания, Хорватия, Италия, Австрия, Германия, Египет, Чехия, Канарские острова) и каждый день в магазине «Трек» покупал 2-3 музыкальных диска или фильмы.

Иметь свою музыкальную коллекцию и видеотеку было круто. Проводя параллель с начитанностью, это была «насмотренность».

При этом я очень много тратил на инструменты, какие-то новинки, участие в конкурсах – около 70% от своего заработка.

Фото из личного архива Алексея Стриги

На самом деле, это были очень большие суммы. Я как-то считал, сколько за год прокатал на конкурсы, – за эти деньги можно было машину купить. Хотя машину я себе так и не купил – мне некомфортно за рулем.

На конкурсе – соперники. В жизни – друзья

В конкурсах я участвовал постоянно, начиная с 2006 года и на протяжении 6-7 лет.

Конкурсы проходили и в самом Краснодаре, и в Ростове-на-Дону, Сочи, Воронеже, Санкт-Петербурге, Киеве, других городах.

Я принял участие в более чем тридцати международных конкурсах.

Один из самых крупных – международный фестиваль «Невские берега» , он проходил два раза в год в Санкт-Петербурге в СК «Олимпийский».

Там в день проходили конкурсы в двадцати номинациях. В каждой участвовало по двести человек. Конкурсы были разные – не только на волосы.

Было очень зрелищно и круто! Этот запах косметики, средств, эта творческая атмосфера, люди…

Я искал моделей, брал билеты (для себя и для них) на поезд, шил на заказ, покупал или брал в аренду для моделей костюмы и платья.

Нужно было создать полный образ (не только стрижку, окрашивание, укладку), который бы соответствовал тенденциям современной моды.

Как правило, я ехал на конкурс с одной моделью (для участия в одной-двух номинациях), но и бывало, что приглашал три-четыре модели (для участия в восьми-девяти номинациях).

Модели находил через сарафанное радио, знакомился на улицах, или они к нам приходили в учебный центр. Интернет тогда еще не был так развит, как сейчас.

Моделями становились молодые девушки и парни около двадцати лет. Они должны были быть миловидными, интересными и высокими. Для каждого образа требовались модели определенных параметров. Найти идеальную было сложно, но я справлялся.

Как я создавал образы? Вот посмотрел какой-нибудь клип, у меня родилась идея образа. Допустим, девушка в сверкающих туфлях. Я отправлялся на Вишняковский рынок, покупал туфли нужного типа, миллион стразов, и вечером сам обклеивал туфли стразами с помощью пинцета.

Если участвуешь в свадебных номинациях, и там нужно создать три образа (утренний дневной и вечерний), я искал найти три разных платья - покупал или брал в аренду.

Участие в одной конкурсной номинации стоило 1-2 тысячи рублей. Одна поездка с билетами, проживанием, питанием, расходами на образ выходила в кругленькую сумму – 50-100 тысяч рублей в зависимости от конкурса.

Костюмы, которые готовились для образа, оставались в гардеробе модели.

Скриншот из личного архива Алексея Стриги

Чтобы добиться признания в парикмахерском искусстве, требовались большие усилия, колоссальный труд и инвестиции.

Но это дало свои плоды. Благодаря конкурсам и поездкам на обучение меня знают не только в большинстве российских городов, но и в ближнем и дальнем зарубежье: Казахстане, Эстонии, Украине, Беларуси, Финляндии, Испании, Хорватии, Германии.

С великим Луисом Лонгерасом Баттлом – знаменитым испанским стилистом.

Знакомства с людьми моей профессии появились очень крутые.
На конкурсе вы соперники, а в повседневной жизни – друзья. Общались, ездили друг к другу в гости.

Сегодня традиция живых конкурсов почти ушла. Их стало очень мало. Спад пошел где-то с 2015 года.

Сейчас все в таком режиме: сфоткал, отфотошопил, отправил. Живые конкурсы заменил онлайн-формат.

Возможно, эти традиции уже и не нужны, потому что цель - отучиться три месяца и раскрутить себя с помощью соцсетей.

В Краснодаре мне комфортно

Когда вращаешься в сфере индустрии красоты и имеешь дело с большим количеством коллег, периодически получаешь предложения по сотрудничеству из других городов.

Вопрос в другом: нужно ли это тебе?

Я всегда любил возвращаться в Краснодар, потому что мне здесь комфортно с первого дня, как я приехал в этот город.

В Краснодаре я встретил очень много хороших людей: среди преподавателей, партнеров, клиентов. С кем-то дружу до сих пор.

Люди – основной фактор, который тебя держит в каком-то месте.

Первый салон

Приехав в Краснодар, я для себя решил, что жить буду в центре и салон у меня тоже будет в центре.

Салон я открыл в 2011 году - через пять лет после переезда.

Свой первый Striga studio я открыл вместе с Викторией Кочетковой, тоже практикующим мастером, на улице Гаврилова, в нескольких минутах ходьбы от Красной. Жил я тоже неподалеку – на Красной.

К слову, Стрига – настоящая фамилия, не псевдоним.

Мы сняли в аренду помещение 39 м2. На стартап я взял кредит в банке – 50 тысяч рублей.

Через два года, в 2013 году, коллектив салона вырос до шести человек, расширилась клиентская база. Сколько на тот момент у нас было клиентов, я не помню.

Сегодня моя клиентская база насчитывает 12 тысяч человек. Понятно, что в салон ходят не все. Но все люди были в моем салоне за годы его существования.

Открыл школу

Через месяц после открытия салона мы стали получать запросы на обучение. Клиенты приходили и говорили:

«Ой, у меня кума хочет выучиться на парикмахера».
«А у меня – ребенок».

А кто-то просил его самого научить.

Спрос родил предложение, и в 2012 году мы открыли школу парикмахерского искусства Striga School.

Первые курсы длились три месяца, учили по 3-5 человек.

То есть с 10.00 до 15.00 салон работал как школа, а с 15.00 и до вечера обслуживал клиентов.

В 2014 году мы с партнершей поняли, что у нас разные взгляды на бизнес, и решили его разделить (о финансовой стороне вопроса Алексей не рассказал – ред.).

Один считал, что нужно в одном направлении двигаться, второй – в другом. Разные взгляды на бизнес – это нормальная история. В итоге решили, что каждый будет двигаться своим курсом.

Я продолжил заниматься развитием бренда STRIGA, но при этом не бросил своих клиентов и еще где-то год работал в салоне, который оставила за собой бывшая партнерша.

Фото из личного архива Алексея Стриги

Дальше сам

В 2015 году я зарегистрировал свой бренд ™, в который сегодня входит:

  • Школа парикмахерского искусства STRIGA™ School (обучение с нуля и повышение квалификации).
  • STRIGA™ Salon – салон красоты.

Через четыре года - к концу 2019 года в сеть STRIGA™ Salon входило восемь салонов по Краснодару: шесть – партнерских, два – своих.

Но затем я решил расстаться со всеми салонами-партнерами, оставить одну локацию и сосредоточиться на ней.

Например, у меня был совместный проект со Schwarzkopf Professional, он длился три года. Мы решили дальше его не продолжать. Не попали в целевую аудиторию, нужного дохода салон не приносил, а сил забирал очень много.

Бывает так, что правильное решение – это вовремя остановиться, а не тянуть убыточный проект до конца.

Что сегодня

Сейчас я работаю с одним бизнес-партнером – Эдуардом Ривкиным, операционным директором бренда STRIGA™️. У нас одна локация: улица Седина, 140. Здесь и салон, и школа. Помещение 180 м2.

В коллективе работает 17 человек, которые оказывают услуги по уходу за волосами. Это парикмахеры разных градаций: ученик, стажер, мастер, топ-мастер, стилист, преподаватель.

Дополнительные услуги (маникюр, педикюр и др.) мы клиентам не предлагаем. Пока не нашли нужного партнера, который бы занимался этим направлением.

О школе

У каждого практикующего парикмахера – свой опыт работы и свои нюансы в подходе к работе. Стригут они, как умеют, красят – тоже. Когда мастера приходят к тебе работать, своих клиентов ты им доверить не сможешь.

Я понял, что сложившимся мастерам тяжелее привить свою жизненную философию, ценности своей компании. Да и им сложнее заходить в новую для себя историю.

Другими словами, переучивать трудно. Проще научить кого-то с нуля.

В STRIGA™ School больше приходит новичков в парикмахерском искусстве, но при этом людей зрелого возраста, у которых уже есть одно-два образования, а то и три. Кто много лет работал по другой специальности, понял, что это не его, что хочется заниматься творчеством, работать в более удобном графике. Таких людей – 90%.

Основная аудитория – от 30 лет и старше. Самой взрослой ученице было 57 лет. Самому юному ученику – 15 лет. Так что школа открыта для всех возрастов.

Как правило, приходят женщины. Но вот в последней группе из 15 человек было три парня – это даже много. В основном в группе учатся не больше одного-двух мужчин.

В среднем группы состоят из 12-13 человек. Но мы и принимаем не больше 15-ти.

За время работы школы у нас отучились три семейные пары. Запрос был один: супруги хотели открыть свой салон, но для начала – отучиться в школе самостоятельно, чтобы разобраться и понять бизнес изнутри.

И была еще история, когда в школу пришли учиться мама с двумя дочками.

Плюс такого обучения в том, что это не очередное высшее образование. Не нужно учиться пять лет, защищать диплом, а потом обивать пороги, искать работу и сталкиваться с тем, что без опыта тебя никто не возьмет.

Такого геморроя в нашей профессии нет. Люди учатся 3-6 месяцев и получают новую профессию.

Понятно, что в любом случае нужна практика. И чем раньше ты начнешь практиковаться, тем быстрее найдешь хорошую работу.

Отучившийся человек либо останется работать в нашей команде, либо пойдет куда-то работать и будет показывать там свои навыки. Мне желательно, чтобы он это делал хорошо. Это вопрос репутации.

Форматы и стоимость обучения

Вариантов обучения два:

  • Четыре раза в неделю в будни с 10.00 до 15.00. Три месяца обучения.
  • Два раза в неделю по выходным с 10.00 до 15.00. Шесть месяцев обучения.

Обучение стоит 119 тысяч рублей, но можно пройти не все блоки, а часть – на выбор. После окончания каждого блока ученики сдают экзамен.

Блоки – это мужские, женские, детские стрижки, колористика, укладка.

Бывает, что человек учился-учился и решил бросить. По закону, если мы не оказали ему услуги, деньги должны вернуть.

Например, человек у нас обучался полгода, потом говорит:

«Я решил, что мне мужские стрижки не нужны. Можно пересчитать?».

Хорошо, пересчитываем, деньги возвращаем.

Была история, что человек недоучился и пропал – уехал за границу на отдых. А тут ковид, и он остался жить в другой стране. Написал нам: «Как приеду – так отучусь».

Уже три года, как едет.

В школу берем не всех

Люди бывают разные. Один сразу спрашивает: «Как оплатить? Я завтра приеду, подпишу договор, держите место».

А есть те, кто ходит к нам по десять раз на экскурсию и все никак не решится. И я смотрю на человека, общаюсь с ним и понимаю, что он – не наш человек. И мы – не его команда. Он так «раскачает» и тебя, и всех остальных в группе, что к концу обучения все будут без сил.

Таким мы корректно отказываем.

Найти модель

Каждый экзамен начинается с того, что ученикам нужно самостоятельно найти себе модель, на которой он будет демонстрировать свое мастерство.

Когда учился я, нам говорили: «Приведи модель, подстриги ее и покрась». Если не находил, то, скорее всего, тебе самому нафиг эта работа не нужна.

А если ты всех знакомых и незнакомых обзвонил, обошел, нашел модель и привел, то круто.

Я считаю, что если к тебе на работу пришел устраиваться вот такой настойчивый человек, то надо брать. Потому что он хочет работать.

Прайс для моделей

Стрижки и укладки для моделей бесплатны. Если это окрашивание, то они платят только за расходный материал.

Можно покрасить за 290 рублей, а можно – за 3 900 рублей, если у модели длинные волосы и нужно выйти из черного цвета.

Ценник получается для модели комфортный. Или ты платишь как модель 3 900 рублей, или как клиент – 25 тысяч рублей (столько стоит сложное окрашивание у стилиста STRIGA).

В качестве моделей к нам приходят и девчонки молодые, и взрослые женщины, и бабушки. Некоторые сотрудничают по пять-шесть лет. К нам и семьями ходят: одна женщина привела сначала четверо детей, потом – мужа, потом – своего отца.

Я считаю, если ты нашел модель, которая сама оплачивает все расходники, – это очень хорошо. Человек, решающий задачу не в ущерб себе – очень ценный сотрудник, который многого добьется.

Трудоустройство

100 % нашего нынешнего коллектива мастеров – выпускники нашей школы. С улицы людей мы не берем вообще.

Есть четыре важных пункта, которые нужно выполнить, чтобы у нас работать:

  • Пройти не меньше 80% обучения.
  • Пройти все блоки обучения.
  • Сдать экзамены.
  • Пройти стажировку в салоне.

Мастер зарабатывает от 40 тысяч рублей в месяц.

Cтажировка

Мы платим даже стажерам, но приглашаем на нее тех, с кем у нас мэтч (англ. «match», совпадение – ред). Кто нам подходит и кому мы подходим.

Пусть это небольшие деньги, но на проезд и на еду хватит.

Стажировка идет 15 дней. Минимум, который можно за это время заработать, – 15 тысяч рублей. Максимум, который был в нашей практике, – 56 тысяч рублей.

Если у человека первое время нет клиентов, мы делаем так, чтобы он не скучал. Даем задание: за три месяца стажировки изучить определенные видеоматериалы, прочитать книги, касающиеся работы с клиентами, работы в этом бизнесе в целом, пройти онлайн-обучение.

Например, если мы работаем с каким-то брендом, стажер должен изучить по нему косметику.

У нас есть онлайн-школа по женским стрижкам, она тоже входит в программу стажировки.

Понятно, что не все выпускники хотят у нас работать. Кому-то не подошла атмосфера, кто-то хочет работать в совершенно другом графике, кто-то некомандный игрок и не хочет нести ответственность за всех.

С 2012 года мы обучили более 1000 человек – это включая тех, кто проходил курсы повышения квалификации.

Конечно, среди новичков были те, у кого получалось плохо. Значит, парикмахерское искусство – не их стихия, они этим заниматься не очень хотят. Все от отношения к учебе зависит. Если у человека есть желание, у него все получается.

Ежемесячные расходы на школу

Аренда и коммуналка: в среднем 200 тысяч рублей в месяц.

Расходные материалы – самая затратная часть бюджета. Сюда входит косметика, краска, одноразовая продукция – 100-150 тысяч рублей в неделю.

Зарплатный фонд преподавателей (6 человек): 150-200 тысяч рублей в месяц.

Продвижение школы (и салона) в том числе в соцсети Инстаграм (признанной в РФ экстремисткой), поддержка сайта: 15 тысяч рублей в неделю.

Съемка видео и reels для канала в Инстаграм – 40 тысяч в месяц.

Своя франшиза

Сейчас мы с Эдуардом Ривкиным готовимся запустить франшизу. Глобально к этому подошли.

Уже более трех лет описываем процессы и регламенты. Каждый день сталкиваясь с разными ситуациями, оформляем их в четкие инструкции.

Таким образом, в нашей системе обучения уже изложен весь опыт и знания, полученные за все годы управления.

У нас будет два предложения:

  1. помогать открывать франшизу под нашим брендом,
  2. помогать тем, у кого есть проблемы в действующем салонном бизнесе.

У нас уже есть готовые кейсы, как поступить в той или иной ситуации.

Плюс доделываем брендбук. Сумму за брендбук я не могу сказать, потому что нам ее еще не озвучили. Обычно хороший брендбук стоит от 100 тысяч рублей.

Мы стараемся все делать своими силами, минимально привлекаем людей со стороны: на аутсорсе работают только бухгалтер, программисты, smm-щик и веб-дизайнер сайта.

Будущее

Точно могу сказать, что образовательный бизнес будет в теме всегда: для людей актуально получать новую профессию, в которой они могут заработать.

Наш бизнес невозможно полностью перевести в онлайн-формат, потому что людям важно вживую посмотреть и отработать знания на практике.

А по поводу салонов – люди так же будут стричься, краситься. Понятно, что хлеб они будут покупать чаще, но раз в месяц по-любому в салон придут.

Так что эти услуги будут востребованы всегда.

Фото из личного архива Алексея Стриги

Подготовила Дарья Бендарская.
Подписывайтесь на телеграм Кублога.

1 лайк